В Минздраве призвали ужесточить ответственность пьяных водителей

В ведомстве отметили, что разработали ряд поправок в «пьяные» статьи, но в Госдуме им пока не дают хода. В этом утверждении есть доля лукавства, парирует депутат Вячеслав Лысаков.

Директор департамента экстренной помощи Минздрава РФ Оксана Гусева недавно отметила, что Минздрав совместно с МВД и Минфином разработал поправки в соответствующий законопроект, предложенный депутатами, о внесении изменений в так называемые «пьяные» статьи. Это введение обязательности обследования врачом психиатром-наркологом тех водителей, у которых при медосвидетельствовании выявлено употребление психоактивных веществ, а также ужесточение ответственности за вождение в нетрезвом виде, вплоть до изъятия транспортного средства. Она утверждает, что с мая законопроект лежит в Госдуме и ему не дают хода, притом что он жизненно необходим врачам.

«Потому что мы именно этим инструментом сможем изъять из дорожного движения еще не больных людей, но уже злоупотребляющих и со сниженной критикой — тех, кто может сесть пьяными за руль», — передает ТАСС слова Оксаны Гусевой.

«За рулем» обратился за комментариями к первому зампреду комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Вячеславу Лысакову. Он видит ситуацию с «задержкой» законопроекта несколько иначе. По его мнению, именно Минздрав тормозит ситуацию.

Лысаков напомнил, что несколько дней назад у министра Михаила Абызова было совещание, в котором участвовали представители аппарата правительства, нескольких общественных организаций, представитель главного управления ОБДД и представитель Минздрава. Разговор шел об оформлении пьяных водителей и мерах по улучшению этой ситуации. В ходе обсуждения президент общественной организации Наталья Агре вдруг выдвинула идею сделать процедуру медосвидетельствования платной для водителей.

«На что я возразил, с какой стати, если я трезв, я еще должен платить за то, чтобы меня проверили! Есть другое предложение — если подтвержден факт опьянения, тогда можно добавить расходы медучреждения к прочим санкциям, наложенным на водителя, таким как штраф, отстранение от управления ТС. Пусть тогда он несет нагрузку и по оплате процедуры освидетельствования. С этим все согласились», — говорит Лысаков.

Он отмечает, что сам неоднократно критиковал Минздрав, в том числе за задержку с определением показаний уровня алкоголя в крови. Когда принимали поправки 2013 года об отказе от «абсолютного нуля», кроме нормы допустимой погрешности в 0,16 мг на литр выдыхаемого воздуха предлагалась соответствующая норма по крови — 0,35 г на литр, что фактически то же самое — проверка воздуха, переведенная на анализ состояния крови. Это напугало некоторых законотворцев, как это может быть допустимая норма в крови, если в ней вообще не должно быть алкоголя! Пришлось это значение убрать в надежде, что позже Минздрав включит ее подзаконным актом, приказом, который регламентирует систему освидетельствования. Дело в том, что «выпадала» часть водителей, которые находились в бессознательном состоянии или были настолько пьяны, что просто не в состоянии были дыхнуть в трубочку. На тот момент, когда промилле были нулевыми, для «бессознательных» состояние опьянения определялось действующей нормой, как свыше 0,5 г на литр крови. Потом осталась допустимая погрешность в 0,16 промилле, а норму в 0,5 г/л Минздрав тихо убрал, и получилось, что нет правовых оснований устанавливать статус состояния опьянения для водителя, находящегося без сознания. МВД только сейчас внесло эту техническую поправку, которая просто устраняет пробел. А это должен был сделать Минздрав еще четыре года назад.

Теперь о постановке на учет и лечении лиц, зависимых от алкоголя и наркотических веществ. У Минздрава было поручение премьера подготовить такой законопроект, ведомство эту работу затянуло, а летом в конце работы Госдумы предыдущего созыва решило внести эти поправки в законопроект о сокращении количества документов при оформлении пьяных водителей. В нем вместо шести обязательных документов, которые сейчас должен заполнить инспектор на месте, предлагается оформить три документа, что очень облегчит работу ГИБДД. Этот законопроект прошел первое чтение в Госдуме предыдущего созыва, должен был пройти второе, но без поправок Минздрава, которые Госдума отклонила, как не соответствующие теме законопроекта. То есть эти законопроекты никак нельзя объединить — ни юридически, ни технически. И тут недоработка была именно Минздрава, а не Госдумы.

«Законопроект о сокращении количества документов пойдет самостоятельно и, надеюсь, он в ближайшее время будет принят. Если у правительства будет желание внести поправки о том, что водитель должен платить за процедуру освидетельствования, в случае, если будет доказано состояние опьянения, то теоретически это можно сделать и подзаконным актом, федеральный закон тут не нужен, так как именно правительство определяет порядок прохождения медицинского освидетельствования. Так что Госдума не может принимать поправки, которые не соответствуют концепции нашего законопроекта только потому, что Минздрав не укладывается в отведенные сроки. Текущие поправки Минздрава вообще попадут в другой комитет — по здравоохранению, который должен довести до ума предложения, которые необходимы медикам», — отмечает Вячеслав Лысаков.

  • 30% водителей, которым ГИБДД предлагала пройти освидетельствование, отказались, хотя наказание за это нарушение аналогичное тому, что и за пьяное вождение. По мнению специалистов, причин отказа может быть несколько.
  • В обязательную программу обучения ряда автошкол России вошел информационно-образовательный проект «АвтоТрезвость». Непременным атрибутом программы стали специальные очки, с помощью которых можно ощутить, как это — быть нетрезвым.

Фото: Сергей Смирнов/«За рулем»